Девушка, которая меня не замечает

Сова-петух

Это у нас тут сова-петух. Не в плане альтернативной сексуальности в контексте тюремной субкультуры. Это реальная сова с корнями петуха и зайца. Просто сова-заяц говорить как-то беспонтово. И уж тем более недальновидно и политически блозоруко называть сова-орёл. Дело в том, что есть все основания предполагать, что это не совсем сова-орёл, а вполне даже отчётливо сова-белоголовый американский орлан. Понимаете, к чему я веду? Агент! Посмотрите на его накаченные руки и плечи! И вот эти боеголовки в руках, похожие на тихоокеанского кальмара. Обходят! Обходят по морю! Поэтому — тссс! Для всех это петух. Сова-петух.

Парень в метро 14.10.19

Солдат в Афганистане

Шутник

Кот в тыкве

Сюжет картины выдающемуся художнику нашей квартиры продиктован заданием свыше. Короче, в художественном кружке это рисовалось. Старшая поясняет, что не все детали были проработаны её рукой. Кое-что подправил преподаватель. Но вот, например, огурец (да, слева лежит именно он) является авторской разработкой. Довольно сложно определить жанровую принадлежность шедевра. Исходя из возраста, у нас везде анимализм. Будем считать, что это натюрморт с присутствием. Кстати, внимательный зритель поймёт, что речь идёт о коте в тыкве, а не о бедном животном-еретике, горящем в огне. Нам с художником мастерства хватает только для обозначения предметов. Пространство и свойства материи нам пока недоступны.

«Джокер» (отзыв о фильме)

Под плакатом «Нет другого образа жизни, кроме американского» стоит замызганная толпа в очереди за едой. Люди не то чтобы совсем в слюни нищие, но выглядящие подавленно, нервно, вероятно, переругивающиеся друг с другом, готовые хамить и ненавидящие ситуацию, которая выставила их на улицу стоять в этой очереди с этими вот людьми. Это я пересказываю фотографию журнала LIFE, иллюстрирующую Великую депрессию. Возможно, люди видят фотографа и им неловко за то, что он снимает их в такой унизительной позиции.

Перенесёмся теперь в город Готэм, жизнь которого разглядывает на экране русский зритель. Там неврастения, устрашающий порядок, которым живут люди, социальная несправедливость, коррупция и страшно уродливые фоны для жизни — грязь, крысы, надписи на стенах, плохо работающие лифты, подземка… «Мама, в каком страшном доме мы живём. Мама, скажи?» В голове у зрителя играет из детства выстраданное «Никого не жалко, никого, ни тебя, ни меня, ни его…» Сосед по кинотеаторному креслу посмеивается в напряженных моментах, но локоть на общий подлокотник на всякий случай не кладёт. Он со своей бабой пришёл, ему неприятности ни к чему. Он в своей очереди за едой стоит. В его жизни, там, за стенами кинотеатра, глубоко в осени, живёт свой Готэм.

Неизвестно, что получают американцы, которые смотрят «Джокера». Очередного психопата с богатым культурным бэкграундом, которому за лучшую мужскую роль и за режиссуру светит Оскар. Может быть, тревогу, потому что страх таких вот персонажей более чем основательный. К ним регулярно приходят и стреляют во все стороны и даже — было такое — в настоящем кинотеатре, прикинувшись киношным Джокером (12 погибших, 59 раненых).

Я знаю, что получаем мы. Силу жить дальше в Готэм-Сити. История Джокера — вот этого конкретного Джокера — печальная. Ему сострадаешь. Эмпатия от зрителя к его нелепости, испанский стыд за поведение остальных персонажей — всё это заслуга режиссёра и ювелирное попадание в актёрский талант и заячью губу Хоакина Феникса, возрождающегося и создавшего в третий раз самого себя — актёра наивысшей пробы и бесспорной творческой удачи.

Основная музыкальная композиция фильма — песня в исполнении Френка Синатры That’s Life. Возможно, поэтому я вспомнил то фото из журнала LIFE, а, возможно, от того, что фильм вдохновляет жить дальше. После символьного конца, когда Джокер улыбается, уходишь из кино грустным и желающим всем здоровья. Всем, стоящим в очереди за едой. Болезненный, искаженный смех, который вырывается из нутра душевнобольного не так уж и страшен, когда есть силы жить, быть снисходительным к ближним. И, если уж совсем нельзя без зла для них, то творить его нужно по-возможности меньше.

Тёмный лес с кометами, НЛО и котиками

Это у нас тут графика, не живопись. Мотивы осенние, тёмный лес в двух впечатляющих вариантах. Как бы взгляд из разных измерений. Автор говорит, что на картинах присутствует планета-океан и зелёные горошки. По мне так похоже на гриппозный бред. Чего только стоит ёлочка из огня. Но это художественный взгляд, поэтому стоит оставить разбор профессиональным критикам.

«Искусство лёгких касаний» Виктор Перевин (отзыв)

Сборник нового Пелевина оказался старыми сюжетными темами, изложенными другими словами. Пересказ своих предыдущих книг. Каждая из 3-х историй похожа на то, что когда-то уже было описано. Самый яркий рассказ «Столыпин», включенный в сборник — это перепетый «Омон Ра», когда космонавты в полёте не летят никуда, а имитируют полёт под землёй. Одноимённая со сборником повесть «Искусство лёгких касаний» похожа на «Generation «П»» — причины событий и мотивации информационного пространства, влияние на них. «Иакинф» тоже какие-то «Тайные виды на гору Фудзи». Короче, всё повтор, но читать интересно. Особенно «Столыпина», который сам по себе крутой (во всех смыслах) рассказ.

Повесть «Искусство лёгких касаний» понравилась с неожиданной стороны. Это хороший образец того, как должен выглядеть подробный план большого романа. Для одной мысли, для которой она написана, она великовата, а вот для полифонического романа — шикарна. Два личных замечания — мысль я не понял, герои мне лично не близки. Это не важно. Важно, что черновик хорош.

В целом, нормально. Не хорошо, но нормально. Читать можно. Заумь в особо тягосных моментах можно пропускать. Она на конечный результат не влияет. Да, если честно сказать, не особо читается, так как вывод где-то уже есть, кем-то уже написан, вывод, как и весь сборник, здесь вторичен.

Двое (телефонный набросок)