читальня

«Искусство лёгких касаний» Виктор Перевин (отзыв)

Сборник нового Пелевина оказался старыми сюжетными темами, изложенными другими словами. Пересказ своих предыдущих книг. Каждая из 3-х историй похожа на то, что когда-то уже было описано. Самый яркий рассказ «Столыпин», включенный в сборник — это перепетый «Омон Ра», когда космонавты в полёте не летят никуда, а имитируют полёт под землёй. Одноимённая со сборником повесть «Искусство лёгких касаний» похожа на «Generation «П»» — причины событий и мотивации информационного пространства, влияние на них. «Иакинф» тоже какие-то «Тайные виды на гору Фудзи». Короче, всё повтор, но читать интересно. Особенно «Столыпина», который сам по себе крутой (во всех смыслах) рассказ.

Повесть «Искусство лёгких касаний» понравилась с неожиданной стороны. Это хороший образец того, как должен выглядеть подробный план большого романа. Для одной мысли, для которой она написана, она великовата, а вот для полифонического романа — шикарна. Два личных замечания — мысль я не понял, герои мне лично не близки. Это не важно. Важно, что черновик хорош.

В целом, нормально. Не хорошо, но нормально. Читать можно. Заумь в особо тягосных моментах можно пропускать. Она на конечный результат не влияет. Да, если честно сказать, не особо читается, так как вывод где-то уже есть, кем-то уже написан, вывод, как и весь сборник, здесь вторичен.

«Vita Nostra» Дяченко (отзыв)

Книг, которые вдохновляют учиться, мало. Вот эта книжка вдохновляет, хотя, может быть, авторы не добивались этого эффекта. Неплохо написанный и по-своему увлекательный текст, долго втолковывает, что нужно учиться. И не просто хорошо учиться, а учиться на отлично, чтобы никому потом не пришлось пожалеть. Чуть что — родственники и близкие станут страдать, а за ними и ты. Лень провоцирует правило, которое возвращает твою безалаберность серьезными проблемами. Это как бы метафора, довольно точно описывающая реальность, только в реальности время расплату оттягивает на более долгий срок. А время, как известно, понятие грамматическое. Поэтому — учите грамматику.

Под капотом у книги есть пара разочаровывающих моментов. Они не сильно сказываются на качестве, но все равно немножко коробят, потому что неестественны. Первый момент — описание учебного процесса, который похож на игру интеллигентного актера в боевике, где он должен изображать бандита. Как говорится, тот неловкий момент, когда стыдно за синему, потому что синема слишком хорошо думает о внутреннем мире природного говнюка. Второй момент — в описанном в книге ВУЗе сидит Петросян. Я имею в виду Мариям Петросян, которая, правда, со своим «Домом…» выпустилась двумя годами позже, но сама абсурдность странного замкнутого пространства, населенного учителями и учениками, схожа. Люди гораздо любознательнее, чем описано у всех упомянутых авторов, поэтому поведение, которое демонстрируют персонажи книг, недостоверно. Ну, люди просто пытаются объяснить хотя бы самим себе, где они, как они тут оказались и что это такое вообще. Рациональности не хватает, вот что.

Конец не понял. К чему вели авторы — не дошло, но читать советую.

«Щегол» Донна Тартт (отзыв)

Это такой Гарри Поттер, но без волшебства. Это такой Шантарам, но для девочек.

В принципе, не подкопаешься — книга классная. Она большая, последовательная (почти), без особых затянутостей (пара провисов не в счёт, для такого гигантского текста это не проблема), с сюжетом нескучным — его можно пересказать и получить удовольствие от рассказа, как со стороны рассказчика, так и со стороны слушателя. Почти идеально для романа.

Не всем подойдёт по антуражу: не все теряли родителей, не все находились во время своего детства в плохой компании. Но, знаете, в Хогвартсе тоже не все учились, а поттериана находит отклик в миллионах подростковых умов. Здесь похожий эффект, может быть.

Прямо уж описания дна тут нет. Если «Щегол» для вас дно, то вы дна не видели. Это мягкая и вполне реалистичная безотцовщина, которая подойдёт и тем, кто любит тяжёлое чтиво-шансон «про жизнь» и тем, кто ходил со скрипкой в футляре проведать бабушку. То есть, роман описывает что-то похожее на близкое к жизни правду. Без драконов и колдунов. Попаданцы, правда, имеются. Но они в виде обычных попаданцев, тех кто попадает в ситуации.

Особой слезы «Щегол» из меня не выдавил. Это приятно и спасибо автору. В книге нет избыточной жестокости, слезоточивых и умилительных моментов. Есть стандартные схемы, куда сюжет несёт, но не заносит. И это прекрасно, потому что конкретно эту книгу читать стоит, перечитывать — нет. Удовольствие на один ОЧЕНЬ хороший раз.

«Одна и та же книга» Макс Фрай (отзыв)

Сборник оказался нужным и полезным. Темы, на которые автор пишет, повторяются. Но сами темы и выводы, сделанные по их поводу, от этого не становятся менее важными. Макс Фрай, конечно, не отходит от собственного репертуара, но заметки здесь честнее, чем то, как одну какую-нибудь находку автор вкручивает в непредназначенный для этого сюжет. Это как на одной грядке растить всевозможные овощи только потому, что грядка одна. Для каждой стремительной мысли здесь свой патрон. И правильно.

Читать этот сборник можно и нужно урывками. Он для переключения сознания на требуемую осознательную волну. На той волне в режиме FM-радиостанции передают важные новости для всех, кому они предназначаются. И, конечно, радиостанция имеет свой узнаваемый стиль, который не так уж важен, когда сообщают, скажем, прогноз погоды. Потому что информация важнее тембра голоса.

«Седмица Трехглазого. Убить змееныша» Борис Акунин (отзыв)

В этом сборнике тексты назидательные, объединенные примерно одним временем и одним же персонажем, с которым автор обращается бережно и пафосно. Сюжет ясный, персонажи различимые, характерные. Концы детективных историй просчитываемые, злодеи киношные. Акунин рассказывает занимательно, с достаточным количеством деталей, поджаро. Однако, конечно, это фастфуд: вкусно, жизненно необходимо, но не кулинарный шедевр.

В целом, я провел хорошее время с книгой. Однако, в самом конце Акунин такого петуха дал с включенной в сборник пьесой! В финале получилось что-то вроде лозунга, обобщающего конца концов, который возвещает победу чего-то там над кем-то там и кумач висит над всем этим. Примерно как кино про хозяйство Семибаба, где действующим лицом является Трехглазый — покойник на всех похоронах и гвардии старшина, без которого беспокойное хозяйство не обойдется. Именно концом разочаровал сборник.

«Мир фантастики» за июль и август

Приехали журналы «Мир фантастики». Июльский номер (слева) и августовский (справа). До восстановления выпуска журнала у меня не было плотного знакомства с изданием. Да, что греха таить, вообще не было никакого знакомства. Потом как-то услышал в интернетах о том, что «Мир фантастики» сначала умер, потом ожил и все этому рады, заинтересовался.

Теперь я регулярный ловец времени, которое требуется для поездки в специальный игровой магазин Hobby Games, чтобы забрать там заказ. Это классно. Никакого сравнения с лазание по Интернету, хотя «Мир фантастики» и в интернетах очень хорош. Это единственное место, где я читаю рецензии на книги. Особенно те, которые не понимаю.

Жалко, что я мартовский номер пропустил. Нужно искать где-то для коллекции. Зато книга про фантастические книги, изданная «Миром фантастики», у меня имеется. Это на тот случай, когда у меня спросят, что почитать из придуманного про другие или особенные миры.

«Тяжелый свет Куртейна. Желтый» Макс Фрай (отзыв)

Добрался до конца только из уважения к автору. Книга с размытым до еле заметного узора сюжетом. Много рассуждений о жизни, смерти, смысле жизни. И, да, герои говорят до неотличимости одинаково, что бы они не делали, это не будет завязкой, развязкой или даже серединой истории. Это будет просто действием, которое растворится в кофе, трамваях, ангелах, ветрах и людях. Звучит поэтично, но бестолково, как тарабарщина.

Где-то увидел слова автора про то, что книгу не поймут. Был возмущен. Думал, как так — не поймут, я-то пойму. Наверное, понял. Только не понравилось. Играть в шахматы, бросая на доску с фигурами карты, потом поливать это дело из шланга (из чего? — из озорства) — глуповато, неинтересно, тоскливо.

Товарищ, Макс Фрай. Извините, что мы существуем, те — кто ждет, сами знаете чего. Пожалуйста, пишите продолжение. Берите весь свет, всю жизненную философию, растолкайте ее по карманам тем, кого мы любим. Пусть и вам и нам будет хорошо. Вы же для этого здесь. Как и мы.

Книги про художников: Босх, Дюрер, Брейгель и другие 99

Купил две книги. Одна с хорошей полиграфией, но с плохой вёрсткой текста (справа); другая с неплохим изложением, но с худшим качеством печати и так себе дизайнерскими решениями (слева). Соответственно, одна для эстетики, другая для повышения этого, как его — эрудиции.

«Химмельстранд» Йон Айвиде Линдквист (отзыв)

Толстая книжка. Я думал, что будет история, а тут опять несколько действующих персонажей, которые разорвано рассказывают о своей жизни, находясь в странном месте. Не люблю этот убогий приём. Но он встречается так часто, что книги с последовательным и ясным сюжетом — большая редкость.

Одно утешение — читается легко. Только в конце не поймешь — для чего эту дребедень ты читал.

Мысленно можно растащить рассказанное на несколько невзаимосвязанных сюжетных линий, выкинуть всю чертовщину и получится хороший сборник рассказов или маленьких повестей. Истории людей (хоть где, хоть бы даже в сериалах) интереснее, чем бестолковая придумка с этим бесконечным полем и его призраками. Элементы сюжета про поле плывут ближе к концу, как речь пьяного на вечеринке, когда он наливается до горлышка и несёт совсем уж непотребную пургу.

Не помню, как набрёл на Химмельстранда. Удовольствие так себе. Ни рожи, ни кожи, как у тех призраков, которые в этой нескладухе описаны.

Кстати, я один заметил, что у радио не бывает только одной волны? В этой книге не знают что такое радио и как оно действует. И… ну… пробитые шины, след от них, туда-сюда… Короче, ладно. Больше не берём такое в руки.

Новый «Мир фантастики» только для меня

Начал покупать «Мир фантастики» с первого номера возрождённого издания. Коллекционирую не для коллекции, а просто приятно покупать журнал. Когда всё вокруг виртуальное, реальный роскошный журнал это снова пришедшее позднее детство, когда ждал каждый номер «Пионера».