фото

Откос и парк «Швейцария»

Нижний Новгород конечно…

Папа — боксёр

У меня папа боксёр. Ни на что не намекаю, но на всякий случай напоминаю.

 

Яблоки. Вид из маминого окна.

Был в осени. Мне всё понравилось.

Не Бэнкси, конечно, но тоже неплохо

На станции «Белокаменная» два куска стены. На одном совсем уж Кандинский, а на втором этот вот Бэнкси, лишённый социальной остроты, но такой же красивый, как посылка из Парижа для Сергея Щукина. Мимо ни пройти, ни проехать невозможно. Стоит, наверное, уйму денег. Только об этом никто не знает. Тайное место.

Это знак

В трамвае сидит девушка. Перед ней надпись: «Спасибо, что бережно относитесь ко мне». Это знак.

Турция: перелёт и немножко ночного отеля

Впервые лечу в Турцию. Передо мной инструкция по безопасности. Начинается она словами «Маловероятно, что имеющееся на самолёте аварийно-спасательное оборудование вам потребуется». Это пугает больше, чем можно было бы предположить.

Мужчина передо мной пытался откинуть уже откинутое сиденье ещё больше, чем оно уже было откинуто. Рисовать не мешал, зато мешал бояться лететь. Мне было смешно. Когда смешно — не страшно.

Нас принимают за немцев. Отлично говорят по-русски. Отвечаю по-английски, хотя не против мнения, что я — цвет собравшегося здесь мещанства. Готов слушать попсу, если эта музыка будет вечной. Трудности самоопределения, которые всегда со мной. Кстати, у них тут праздник какой-то.

***

Ничего толком не успел разглядеть. Воспринимаю всё наощупь. Где-то когда-то прочитал, что в Турции есть особый запах. Принюхиваюсь. Запах есть. Будто бы прелые духи. Но не сказать, что противно. Необычно. Действительно, ничего такого раньше не обонял. Отнести этот запах некуда. Днём ранее на родине пахнуло застойной водой и соляркой из канавы — моментально вышибло из реальности в провинциальный посёлок детства, где двоюродный дед был трактористом. А тут нет.

Воскресенье сверху и снизу

Ходил по лесу в ночи

Йожик