//Назвался груздем

Назвался груздем

Есть такая история, выдаваемая за реально произошедшее событие. Когда проектировалась машина «Победа», то предлагалось для нее название «Родина». Сталин спросил: «Ну, и почем у нас будет Родина?». Название поменяли.

На фоне патриотического нейминга этим эпизодом можно иллюстрировать нелепость отечественных названий. Тот же самый УАЗ «Патриот». Он продается, покупается, ломается. Кроме того, к нему применимы прилагательные — раздолбанный, прогнивший, грязный. И, конечно, при произношении марки автомобиля слово УАЗ произноситься не будет, тем более «Патриот» с помощью рта в латинице (Patriot) и кавычками не обозначишь.

С похожим критическим взглядом можно подойти к всевозможным кондитерским изделиям, которые едятся и перевариваются. В некоторых случаях названия многозначительны типа «российских просторов», которые в виде шоколадных конфеток находятся в желудке россиянина на праздник. И далее шпроты, зеленый горошек и прочий русский дух.

Конечно, не стоит уходить далеко и разбирать до предела какую-нибудь «Принцессу Нури» («Пускай ты выпита другим…»), но логика в названиях должна быть не только отталкивающаяся от философии «чем пафосней, тем лучше». Иначе весь пафос выглядит глупо или нелепо. Или вовсе непристойно.

By |2017-10-26T10:20:54+00:00Октябрь 26th, 2017|темы|Комментарии к записи Назвался груздем отключены

About the Author: